Истинная рейвенкловка// MC Word/author, slave-fic, non-con, bdsm, NC-21
Автор: Крошка Капризуля Хоч
Название: Осень возродившихся надежд
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Пейринг: ГП/СФ
Тип: слеш
Дисклеймер: пишу исключительно из любви к искусству.
От автора: для УлыбаЯсь на слова осень, пешка, идеалы.

Ничего необычного в этой встрече не было: подумаешь, встретил бывшего однокурсника в дрянном маггловском пабе. Ничего, что в пятницу. Ничего, что в такое время, когда парочки смотрят влюбленными взглядами друг на друга, а семьи собираются перед камином. Это все ничего. Подумаешь, встретились, обменялись приветствиями, выпили по бокалу пива.
Дальше по плану обязательное: "А помнишь?".
Общих воспоминаний почему-то не сохранилось, да и не хотелось трепаться попусту, если честно. Гарри заказал еще пива, и решил, что допьет – и домой.
Пиво стремительно заканчивалось, и Гарри уже придумывал подходящую причину, чтоб извиниться и уйти, но Симус вдруг поднял на него жалобный, щенячий какой-то взгляд, и сказал:
- Давай пройдемся, а? Душно тут.
Гарри, не особо раздумывая, кивнул. Все равно планов на вечер не было. Ну, вернулся бы в лондонскую квартиру, тупо пялился бы весь вечер в телик, а потом уснул бы, свернувшись, прямо на диване, с недопитым коньяком и рассыпанными по полу чипсами. А так – хоть какое-никакое развлечение.
Они как-то синхронно надели куртки, и, расплатившись, вышли. Было холодно, сыро и мрачно. Осень выдалась какая-то промозглая, будто Лондон опять постигло нашествие дементоров. На деревьях не осталось ни единого листочка, а снег еще и не думал выпадать. В общем, паршивая погодка. Симус шел быстро и как-то целенаправленно, и Гарри ничего не оставалось, как следовать за ним, но когда они в третий раз прошли один и тот же перекресток, он дернул его за рукав и спросил:
- Эй, а куда мы идем вообще?
Симус вздрогнул, посмотрел на него как-то смущенно, и сказал:
- Не знаю… Прости. Я просто шел, и все. Это странно, да, но у меня сегодня такой день был, что мне сконцентрироваться тяжело. Еще раз прости, что втянул тебя в эту дурацкую прогулку. Я пойду, наверное.
Гарри хотел было сказать, что ничего, мол, страшного, и с чистой совестью отправиться к себе на диванчик, купив в ближайшем супермаркете чипсы, но дурацкое грифферское благородство так поступить не позволяло:
- Вот что. Я тут живу рядом, через пару кварталов, так что идем ко мне, выпьем нормально, и захочешь – расскажешь, что там у тебя происходит.
Симус удивленно посмотрел на него, а потом улыбнулся:
- Классно было бы. Спасибо.
Кутаясь в шарфы от пронзительных порывов ветра, они практически бегом дошли до дома Гарри. Он находился в центральной части, и был старинной постройки, но внутри полностью модернизированный. Гарри любил сочетать маггловское и магическое: камин у него соседствовал с телевизором, а мини-лаборатория с котлами и ингредиентами – с современным кухонным оборудованием.
- Проходи, располагайся, - Гарри кивнул на гостиную, - Я сейчас, только руки помою.
Симус повесил куртку, и осмотрелся. Обычная комната, правда, несколько безликая, без таких привычных фотографий и безделушек. У самого Симуса квартира будто вопила о личности ее хозяина: везде трилистники, квиддичные плакаты, грифферские эмблемы, и прочая ерунда, а эта комната казалась скорее хорошим гостиничным номером. Он сел на диванчик и притянул к себе плюшевую подушку – детская еще привычка, ему всегда было удобнее разговаривать, прижав что-то к животу. Так создавалась иллюзия защищенности.
Гарри вошел с бутылкой огневиски, двумя бокалами и бутербродами на закуску. Он улыбнулся слегка смущенно:
- Прости, специальных нет, я дома всегда один пью, вот и не позаботился…
Симус махнул рукой:
- Ирландцы пьют все и из всего, так что не заморачивайся.
Они подняли бокалы, и Гарри спросил:
- Ну, за что пьем?
- За жизнь, Гарри. Мы же живы, вот, давай за это и выпьем. А то обычно вспоминаешь о ценности своего существования слишком поздно…
Гарри кивнул, и повторил, тихо, одними губами:
- За жизнь…
Они выпили, и молча уставились каждый в свой бокал. От спиртного внутри потеплело, и все вокруг стало более ярким, и вместе с тем – будто размазанным.
Симус заговорил первым, хрипло, слегка надтреснутым голосом:
- Знаешь, я до сих пор кошмары вижу… Казалось, уже должно пройти, но – нет. В Мунго советуют пить зелье Сна-без-снов, только я не могу. От него засыпаешь моментально, как убитый, и мне почему-то кажется: вот выпью - и больше никогда не проснусь. Знаю, я псих почти, но что поделать… Не вовремя мы с тобой родились, - он попытался улыбнуться. – Давай еще выпьем, а?
Гарри разлил по бокалам виски, и сказал:
- Я тоже вижу кошмары. Потому и отказался поступать в Академию Авроров. Хочу год пожить просто так… Для себя, понимаешь? Это такое ощущение классное: вот ты просыпаешься утром, и думаешь, что тебе не надо никого убивать. Не надо никого спасать. Не надо ни с кем воевать. Мне кажется, я от этого до конца жизни не оправлюсь.
- Давай за счастье? Простое, человеческое. Чтоб те, кто выжили, были счастливы. – Гарри, закаленный долгими одинокими вечерами, почти не пьянел.
- Давай. Все мы хотим счастья, только не все получаем. – Симус приподнял свой бокал, и быстро выпил.
Они посидели какое-то время молча, думая каждый о своем. Какое-то время спустя Симус нарушил молчание:
- Знаешь, у меня брата двоюродного арестовали. Сказали, могут и к Поцелую приговорить. Только он не виноват ни в чем, я поклясться готов. Он всегда таким романтиком был, на звезды смотрел, стихи писал. Мы с ним в детстве в Ботсвану бежать хотели. Собирались накопить денег, купить побольше летучего пороха, и – туда. Даже не знали толком, где это. Когда родители об этих планах узнали, нам жутко влетело. Еще он очень добрый был. Вечно котят бездомных подбирал, лечил. А теперь вот приговорили. Я был у него сегодня в камере, и он попросил меня ромашку принести, настоящую, полевую. А сейчас осень и ромашки не растут. Как же так можно, а, Гарри? Мы же за добро боролись, за свет, за идеалы, а теперь вот что получилось.
Симус хлебнул еще виски, и поставил бокал не пол.
- Мы не за что-то боролись. Мы против боролись. В этом большая разница, - Гарри тоже сделал глоток. – Я узнаю насчет твоего кузена. Думаю, он был такой же пешкой в этой игре, как и все мы. Я сделаю все, что смогу.
Гарри не утешал, не выражал фальшивого соболезнования, он просто пообещал, и Симус поверил ему.
- Спасибо, - просто сказал он. – Прости, что доставляю тебе неудобство. Я бы никогда не попросил тебя ни о чем, но… Я боюсь за его мать боюсь, мою тетю. Она сейчас в Мунго, на грани нервного срыва. Не знаю, что ей сказать.
Гарри придвинулся к нему, и пожал его ладонь:
- Все будет хорошо, так и скажи. Давай лучше еще выпьем. За что-то хорошее, а, Симус?
- За любовь? – слабо усмехнулся тот, - что-то мне в жизни с ней не очень повезло, но давай выпьем.
- Мне тоже, Симус, мне тоже, - невесело сказал Гарри.
Симуса к тому моменту окончательно развезло, и он, пьяно хихикнув, сказал:
- А я в тебя в школе по уши влюблен был, знаешь?
Гарри почти протрезвел от такого заявления:
- В каком смысле? – шокировано спросил он.
- Да в прямом, - усмехнулся Симус. - Я по тебе с ума сходил, дрочил на тебя в душевой, да я из-за тебя хоть с Астрономички был спрыгнуть готов.
- Но почему… Я даже не подозревал об этом, - Гарри неверяще смотрел на знакомого с детства парня, и не узнавал его.
- Да все об этом знали кроме тебя. Весь Хогвартс знал, и народ частенько прикалывался по этому поводу, только у тебя же были дела поважнее, чем интересоваться душевным состоянием однокурсников. Ты ведь мир спасал. Твоя рыжая молодец, ей единственной удалось тебя от геройства твоего отвлечь. Я Джинни завидую, конечно, только всего равно желаю вам счастья. Тебе с ней хорошо будет, - сказал Симус с легкой горечью.
- Не будет. Мы расстались. Так лучше для нас обоих. Это было тяжело, но, чувствую, что правильно. Зачем я ей такой нужен, нервный, дерганный весь… Она себе и получше найти может. – Гарри помолчал.
- Но почему ты мне не сказал ничего тогда, в школе? Ведь мы могли бы…почему? – он серьезно посмотрел на Симуса.
- А как ты себе это представляешь? Я обычный ирландский парень, полукровка, без особых талантов, в учебе не блистал, и в войне никак не выделился. Я же тебя не достоин, Гарри… Да и вообще, я парень. Волшебный мир не простил бы Герою такого неудачного союза. Вы помиритесь с Джинни, а я… Я справлюсь. Ну, попытаюсь в любом случае, - Симус налил себе оставшийся виски и выпил его залпом.
– И вообще, пойду я, наверное, не буду тебе больше мозги грузить, - он встал, и, покачнувшись, почти упал на диван, но Гарри успел подхватить его.
- Никуда ты сейчас не пойдешь, - прошептал он. – Останешься у меня, я на диване лягу, а завтра поговорим.
- Ой, Гарри, какой же ты сексуальный… - захихикал Симус.
Гарри почти волоком дотащил его до спальни, положил на кровать и укрыл пледом.
- Спокойной ночи, - сказал он. – Спи.
- А ты со мной не останешься на ночь? – капризно протянул Симус слегка заплетающимся языком.
- Я скоро приду, а ты пока засыпай.
- Хорошо, Гарри, все для тебя… - пробормотал Симус, и отрубился. Гарри вернулся в гостиную, отволок бутылку с бокалами и остатками закуски на кухню, а потом вернулся в спальню. Спать не хотелось, смотреть телевизор – тоже. Гарри сел за рабочий стол, и вспомнил, что в верхнем ящике лежит приглашение на прием в Малфой-мэнор от Нарциссы Малфой. Сквозь безликие каллиграфически строки сквозила отчаянная мольба прийти, доказать их благонадежность. Конечно, он пойдет. Конечно, побудет там необходимый час, поговорит с нужными людьми, выпьет бокал шампанского, не обращая внимания на тяжелые взгляды Люциуса, и отсутствующие – Драко. А еще надо будет разобраться в Аврорате насчет брата Симуса. Это его долг как Героя, мать вашу. Он соврал, когда говорил, что сейчас ему не надо никого спасать. Наоборот, он почти ежедневно присутствовал на допросах, бывал в Азкабанских камерах, навещал семьи погибших. Гарри поклялся себе, что больше никогда ни один человек не пострадает по его вине, и он собирался сделать все возможное, чтоб в памяти людей как можно скорее затянулись тяжелые военные раны. Гарри вздохнул, а потом посмотрел на спящего Симуса. Тот тихо посапывал, свернувшись клубочком и завернувшись в плед. На небе светила полная луна, делая его волосы серебристыми, и Гарри подумал, что ему только восемнадцать, и Вольдеморта больше нет, а впереди – целая жизнь, и теперь он, черт возьми, может себе позволить расслабиться и просто быть счастливым. Гарри плюнул на все, и, не раздеваясь, плюхнулся на кровать рядом с Симусом. Через пару минут он уже крепко спал, и ему снилось лето. За окном тихо возрождались разбитые надежды.


@темы: PG-13, ГП, Гарри Поттер, драббл, драма, другие пейринги, другие персонажи, слеш